История развития вокального искусства на буковине в xix — нач ... хх в. часть 3, клинику репродуктивной медицины

Следующая хоровая композиция Воробкевича — «Но не дай бог, никому» — написана на текст двух стихотворений Шевченко. Первый — «Но не дай бог, никому», составленный в ссылке, в Кос-Арале, 1848 года, второй — «Огни горят» — в Оренбурге 1850. Однако тема у них одна — змарноване неволей жизни поэта. Воробкевичу удалось найти живые и яркие интонации для передачи отчаяния и отчаяния узника. Крайние части произведения — трагический монолог изуродованной жестокой солдатчиной и ссылкой человека — резко контрастируют со средним эпизодом, где изображаются радости и забавы молоди6. Композитор прибегает к приему жанровых ассоциаций: в первой части слышим песню-тоску, что вызывает ассоциации с широкими степными казацкими песнями, в средней — появляются танцевальные ритмы, а в третьей — речитативные трансформации песни-монолога. Хор «Но не дай бог, никому» принадлежит к лучшим образцам украинской классики.

Вы можете обратится в клинику репродуктивной медицины и заказать услугу оплодотворения или выяснить причину собственного бесплодия.

Не случайно именно его выбрал С. Людкевич для новой редакции (хотя, к сожалению, тоже использовал только вторую часть — «Огни горят»). Очень характерны как для творчества Воробкевича, так и для общего состояния хоровой музыки прошлого века на западноукраинских землях е хор «Отчего ты почернело, зеленое поле». Бессмертный стихотворение Тараса Шевченко воспринимается как своего рода перекличка веков, как диалог с родиной ее великого сына. Перед глазами поэта оживают картины трагической истории Украины, олицетворенной здесь в образе зеленого, плодородного поля. Первая часть хора — «Вопрос» поэта и лаконичная «ответ» поля. Во второй речь идет о трагической гибели запорожцев под Берестечком и пир черного воронья над трупами народных рыцарей — это драматическая кульминация произведения. Третья часть играет роль репризы: "Почернело я зеленый, и за вашу волю ... Я снова буду зеленеть, а вы уже никогда не вернетесь на волю ... " Тема, которой начинается произведение, очаровывает пластичностью мелодии, логикой ее пространственного и ладотональных развития. На строгом, несколько аскетическом фоне дальнейших хоральных аккордов она воспринимается как экспрессивная человеческая речь. К сожалению, композитор не смог развить из этого замечательного тематического зерна всю композицию, так же задачу музыкального развития всегда составляло наибольшую трудность для Воробкевича: сказывался недостаток композиторской техники. Среди других следует назвать также «Проходят дни», «Заросли пути тернами», «Течет вода из-под тополя», «И широкую — долин», «Думы мои», которые в свое время были очень распространены на западноукраинских землях. Поэзия Шевченко «Проходят дни» полна глубокого философского содержания. В центре произведения — образ измученной неволей человека, ассоциируется с замирающим осенней природой. В неволе трудно, говорит поэт, но страшнее сон на свободе. В конце возвращаются настроения начальных строк стиха. Для первой части хора «Проходят дни» характерны короткие мотивы, будто оторваны друг от друга паузами-вздохами. Настроение осенней сонливости композитор подчеркивает заколисним ритмом, монотонное повторяющимся звуком «ля» в теноров. Соло тенора как вносит некоторое просветление, будто луч солнца прорезает толщу тяжелых осенних облаков. И сейчас же возвращается предыдущий угнетающе сумм. Ответ на отчаянный крик наболевшей души "Судьба! Где ты? Где ты? " звучит глухо, безразлично: «Нет никакой». Решительно, будто императивное, начинается средняя часть хора на слова «Не дай спать ходячему, сердцем замирать». В следующем разделе композитор прибегает к «инструментального» приема: в партию баритона он внедряет заколисну остинатного фигурации восьмерками, хорошо воспроизводит содержание текста. Остальные голоса «протягивает» слова «спать, спать, спать на свободе». Как и в предыдущих композициях, третья часть хора играет роль смысловой и ладотональных репризы. Интересно отметить здесь одну деталь: на словах текста «заснуть и ни следа по себе не бросят, все равно, жить или погибнут» в музыке на мгновение возвращается мажорная гармония, ярко выделяется на фоне угасающей минорной фразы, будто утверждая свободу и горячее стремление к активной творческой жизни. Рассмотренные хоры принадлежат к лучшим произведениям С. Воробкевича на тексты Т. Шевченко. Последние хоры сборники С. Воробкевича, редактируемой Д. Сичинским, ничем существенно не выделяются. Своими интонациями, гармоничной фактуре и структуре они близки к народным песням («И широкую долину», «Утоптала дорожку», «Течет вода из-под тополя», «Титаривна-Немиривна»). Самый заканчивается хором «Думы мои». Он, как и первые, перестроенный шире. Средняя его часть Магсиаlе «В Украине идите, дети» вдвое длиннее крайние. Композитор все время дежурит одноименные тональности ре мажор и ре минор, достигая этим колоритной ладовой изменчивости. Такой прием встречается и в других хорах Воробкевича. Но особого внимания заслуживает развитие музыкального материала методом повторения одного мотива. Его сопровождает динамическое нарастание до фортиссимо: "... Там найдете искреннее сердце и слово ласковое «. Как видим, Воробкевич обращался не только к лирическим стихов» Кобзаря ", как это преимущественно делали тогдашние галицкие композиторы, но находился также положить на музыку свободолюбивые драматические поэмы. В этих последних произведениях привлекает разнообразие структуры — от простой куплетной к масштабным драматизированных композиций. Мелодика их преимущественно обозначена украинским колоритом, она мягкая и задушевная, нередко задушевный, хотя иногда встречаются обороты, напоминающие итальянские оперные арии или немецкие романтические песни. В целом комплексе средств музыкальной выразительности, применяемых Воробкевичем, иногда поражает некоторая стандартность в использовании технических приемов и проявления сентиментальной лиричности (достаточно обратить внимание на его обозначения в тексте: doloroso, lacrimoso, con amorezza, flebile). Ясно, что Воробкевич не всегда хватало таланта и мастерства, чтобы вознестись к Шевченко гения и передать в музыке всю идейную и эмоциональную глубину его пламенного слова. Кроме хоров, вошедших в рассматриваемой сборки, С. Воробкевич сочинил еще несколько десятков произведений на тексты Т. Шевченко — это «Вечер на Украине», «Эй по горе ромэн цветет» и др. В рукописной наследстве его находим также много одноголосных мелодий, которые композитор, очевидно, намеревался позднее обработать для хоров («В огороде возле брода», «Если бы мне башмачки», «Ой гляну я, посмотрю» и т. д.). Наряду с хорами на слова Т. Шевченко стоят композиции С. Воробкевича на тексты Ивана Франко: «Ой ты, девушка, из ореха зернышко», две веснушки «Весна, что за чудо» и "Развивайся, лозо , борзо ", составленные в 1895 — 1898 годах, а также ряд хоров на слова поэтов Ю. Федьковича, М. Шашкевича, Я. Головацкий, А. Поповича и др. По характеру и художественными приемами они ничем существенно не отличаются. Среди патриотических песен С. Воробкевича на собственные слова первое место занимает мужской хор «возбудилась Русь» («зазвенел вместе, братья»), написанный в 1898 году в честь 50-летия революции 1848 года. Он часто выполнялся на праздничных академиях и концертах как гимн, как призыв к единению и борьбы против порабощения, за лучшее будущее. Благодаря актуальном, глубоко патриотическом текстовые, торжественном и приподнятом характеру мелодии и маршевом, чеканному ритму это произведение быстро получил всенародное признание на западных землях Украины. В 1902 М. Павлик, друг и единомышленник И. Франко, пидтекстував под эту музыку новые слова, назвав «Песней галицких трудящихся». В таком виде хор Воробкевича впервые прозвучал во Львове на вечере рабочего общества «Заря», организованном в пользу жертв пострадавших во время демонстрации на Стрелецкой площади 1902 года. Произведение «зазвенел вместе, братья» часто выполнялся рабочими и студенческими хорами в годы общего революционного подъема, наступившего на западноукраинских землях под влиянием русской революции 1905 года. И позже он постоянно включался в программы прогрессивных литературно-художественных вечеров.